Сила в немощи

Сергей и Тамара – необычная пара

Кто не знает в нашем городе о поэте Сергее Сапоненко и его жене Тамаре? Среди старожилов таких уж точно нет. Знают это семью и далеко за пределами Америки, во многих городах нашей бывшей Родины: песни на стихи Сергея звучат на волнах многих радиостанций, о них пишут, берут интервью. Говорят в основном о творчестве, о стихах, но мы, с позволения семьи, решили поговорить о личном.

Татьяна Лаврушенко

Тамара

– Сама я из Украины, Волынская область, город Нововолынск, у нас большая семья: мама, папа, пятеро братьев и три сестры. Я вышла замуж и приехала с мужем в США. Поначалу семья не хотела переезжать, первым нас навестил папа – помогал мне с ребенком, пока я училась на медсестру. Ему понравилось в Америке и после его возвращения на родину вся моя большая семья приняла решение иммигрировать.

Поддержка близких была очень важна для Тамары: ее дочка Дариночка родилась с редкой болезнью – синдромом Эдвардса. Лишняя 18-я хромосома – более редкое генетическое заболевание, чем синдром Дауна.
– Она родилась в 2000 году, до трех лет была веселая, прямо прыгала у меня на руках, посылала нам воздушные поцелуи. Дариночка не говорила, но видно было, что она счастливый ребенок. Потом начались приступы эпилепсии, пришлось давать таблетки, они очень угнетающе действовали на нее. В 2011 году ее лечащий доктор сделал две ошибки. Он поставил капельницу не в вену, а в сонную артерию на шейке. У нее произошел инсульт и клиническая смерть, сердце запустили вновь, но Дариночка осталась парализована.С тех пор дочка не двигается, ее мучают постоянные боли, силу которых я определяю по ее глазам…
После этого Тамаре пришлось оставить работу. Если раньше она могла работать медсестрой в садике для детей-инвалидов, куда она брала и свою особенную дочь, из-за ухудшений в ее здоровье Тамаре пришлось сесть с Дариной дома. «Доктор удивляется, ведь подобные дети не выходят из госпиталя живыми: у нее сердце работает только на 10%…» – делится Тамара.

Сергей

– С Сережей я не встречалась в обычном понимании, а познакомилась по Интернету. Поскольку у меня дочь-инвалид, я набрала это слово в строке поиска в Интернете и собрала вокруг себя всех, кто отозвался. Уже тогда я поняла, что нашим людям, имеющим похожие проблемы с детьми, нужно больше информации и поддержки. Я сама нашла поддержку, в первую очередь у американцев, удивляясь довольно равнодушному отношению к инвалидам у наших людей. Их не замечали в церквях, вообще никуда не выводили, стеснялись. Мне пришлось первой начинать работу с инвалидами, примерно с 2004 года, затем присоединилась Наташа Смоликова и развила эту работу. Начинать было трудно, люди не отвечали на звонки, не приходили. Я стала приезжать к ним домой со своей дочкой Дариной и с подарками. Первую встречу мы сделали в церкви «Пробуждение» в 2004 году, всем очень понравилось, встречи стали регулярными и более частыми, меня назначили ответственной по милосердию.
Как-то, готовясь к очередной встрече, Тамара нашла в Интернете сайт поэта Сергея Сапоненко. Она стала читать его стихи, и они так глубоко тронули сердце, что она начала плакать.
– Потом я посмотрела видео о Сергее, послушала песни на его стихи и влюбилась в него, как человека и поэта, не знакомясь лично.
В 2008 году Сергей вместе с папой впервые приехал в Америку. Юрий Коротков, который в те годы был редактором газеты «Диаспора», помог сделать ему визу, как творческому человеку. Мы к тому моменту были друзьями по переписке, меня тронул не только его талант, но и поражало его уважительное отношение ко мне. Ведь в христианских семьях женам положено все терпеть от мужей… Помню, как, несмотря на просьбы помочь сохранить мою первую семью, пастыри твердили лишь о терпении жены, а мой первый муж становился все более жестоким, твердил, что все его проблемы из-за меня, позволял себе обижать и оскорблять. Хотя я многие годы всеми силами пыталась восстановить семью, когда нашему сыну было 14 лет, я отпустила мужа, сама подала на развод. Сейчас сын проживает с нами, имеет семью, дочку, помогает Сергею, когда я бываю в больнице, это облегчает мне жизнь. Я же по натуре максималист, все должно быть правильно или никак… Когда мы с Сергеем поженились, родственники от меня отвернулись, потому что я вступила в брак второй раз… Хотя до встречи с Сергеем мама активно помогала мне с дочкой, давая доучиться в колледже на медсестру.

Замужество

…Утону в тебе, как в море, окунувшись в твою нежность,
Я на миг забуду горе и мороза неизбежность.
Пробежит волной горячей рук твоих прикосновенье,
Засмеюсь я и заплачу от лавины наслажденья.
Я обнять способен море, если море – ты, родная –
Белой яхтой на просторе среди волн твоих качаясь!

– Порой я теперь задумываюсь, как я решилась выйти замуж за Сергея? Мое сердце давно было расположено к инвалидам, но одно дело – ребенок, другое – муж. Но я долго тогда не думала, молодая была, уверена была, что все смогу. Что-то или кто-то подсказывал мне, что я все смогу. Сначала было просто уважение к Сергею, потом пришло другое чувство – именно любовь. Когда Сергей приехал в Сакраменто, то уже через пять дней (!) мы поженились. Мы поехали в загс, чтобы просто все разузнать, а нам предложили сразу же расписаться, чтобы не приезжать дважды. Что мы и сделали. Через пару дней к нам приехал пастор, муж моей подруги-американки, обвенчал нас, собрали несколько друзей, отпраздновали скромно. Вот и вся история.
В 2011 году случилось долгожданное чудо – Тамара забеременела и в семье появилась дочка Даниэлла. Тамара просто боялась радоваться и не верила, о сложностях и нагрузках даже не думала, а их, тяжелых физически и эмоционально, было немало: ухаживала за двумя инвалидами, было много проблем со здоровьем, со всем справлялась одна. Месяцев пять она отходила от родов и восстанавливалась.

Трудности

Как мне жить без тебя? Научи, подскажи!
Как зиму пережить в неприкаянном мире?
Разве жизнь без тебя назову словом «жизнь»,
Если я без тебя – похоронен в могиле?!
Как мне жить без тебя? Может, грудь разорвать
И достать из нее непослушное сердце?
Но оно застучит о тебе лишь опять,
Без тебя не могу на планете согреться.
Как мне жить без тебя? Но молчанье в ответ,
Потому что другого не сыщешь ответа.
Ты одна для меня – краткий отдых от бед,
На земле мне другого пристанища нету.

– Конечно, я очень сильно полюбила Сергея, это безусловно можно видеть и по фотографиям того времени, и по песням, которые я пела. Сейчас я вспоминаю, что любовь была крепкая, на всю жизнь, как и должна быть настоящая любовь. Она дает мне силы, питает мою душу и помогает во всем. Да, у нас, как и во всех семьях, было как-то чувство недопонимания из-за разногласий по поводу церковных доктрин. Я понимала так, как говорил пастор, Сергей думал иначе. Он возмущался, а мне больно было оставить церковь и пастора, которого тоже очень уважала. Я вышла из состава членов церкви, было тяжело. Много размышляла, молилась. К счастью, мы перешагнули этот краткий период вместе. Теперь я согласилась посещать церковь, которую выбрал муж. Когда я проходила этот трудный период, когда и муж, и пастор меня не понимают, родные отказались от меня, а ведь я все, что могла, отдала любимому мужу, мне не трудно было ухаживать за ним, меня спасала любовь. Мне было радостно помогать ему ежечасно, я просто порхала и светилась счастьем. Когда же пришел разлад, то все стало трудно делать.

Пение

Я играю на струнах любви, чтобы петь только чистые песни.
К водопаду меня позови, там надежда на радость воскреснет.
Пусть струится меж пальцев вода,
Как течет неподкупное время.
Нам уже не нужна суета: живы мы, лишь блаженство приемля.
Я играю, а ты подпоешь; мы едины навечно с тобою.
Боль, печаль и старение – ложь, раз любовью обвенчаны двое.

– Именно пройдя испытания, когда я была в тупике то ли полгода, то ли год, это было в 2015–2016 году, я начала петь. Я почувствовала потребность петь, захотела петь. Умения не было, но желание сильное было. Моя подруга из Донецка, Татьяна Игнатюк, по скайпу помогала мне учиться петь. Затем я стала брать уроки вокала здесь у другой Татьяны – Грабчук. Занималась я примерно два года, улучшился музыкальный слух, появилось умение передавать эмоции, владеть своим голосом. Теперь меня не остановить, все свое свободное время я пою. Еще хочется написать книгу о том, как я училась жизни. Друг Сергея, который ему помогает редактировать стихи, как-то сказал мне, получив какую-то статью от меня, что у меня есть способности писать. Пиши, сказал он, а я помогу издать ее. Но сейчас я хочу только петь. Большинство песен, конечно же, на стихи Сергея, несколько песен помог записать мне сын Денис (он музыкант), ему 27 лет, я его возила на уроки музыки и вокала в детстве. Кроме того, у нас много друзей в этой сфере, к ним попадали стихи Сергея, они писали песни, приезжали к нам, становились друзьями, это певцы, композиторы. Один из них, Олег Лавров, написал уже около 700 (!) песен, он живет в Беларуси. Олег любит стихи Сергея почти так же, как и я. Он тоже постоянно поет. У Сергея недавно вышел трехтомник стихов, и Олег просто превращает все стихи Сергея в песни. Я очень благодарна этому человеку, я за всю жизнь, наверное, не перепою все песни, ведь он не стоит на месте, а продолжает писать музыку. Сейчас мы делаем фонограммы просто только на его песни. Наш друг из Украины, Петр Яроцкий, также написал более 100 песен на стихи Сергея, еще Сергей Пестов из Архангельска и другие люди, влюбленные в творчество Сергея, как я.

Сомнения

Я люблю тебя словно воздух, задыхаясь в разлуки час,
Прозябая в тоске межзвездной без твоих несравненных глаз.
Я люблю тебя словно воду; не напиться мне без тебя,
Проводя средь пустыни годы, неизбывную боль терпя.
Я люблю тебя словно небо, ты ушла – угасает свет;
Без тебя эта жизнь нелепа, без тебя меня просто нет!

– Перед тем, как выйти замуж за Сергея, меня посещала такая мысль: «А что, если он меня обидит, как я это перенесу? Смогу ли вообще это перенести, ведь я испытала столько обид в первом браке». Но я твердо знала, что за его стихи я смогу все простить, его стихи так прекрасны, нежны и духовны, что все прощу. Сейчас я часто это вспоминаю, ведь в жизни всякое бывает. Сергею нужен серьезный уход, все нужно делать вовремя. Одна женщина, когда услышала из интервью, что у Сергея церебральный паралич и что ему нужен ежечасный уход, да еще и ребенок в тяжелом состоянии, прислала 500 долларов, причем чтобы я потратила их на себя, сходила куда-то отдохнуть. Она работает в доме престарелых и знает не понаслышке, насколько надо много труда и терпения необходимо, чтобы больные люди жили спокойно и счастливо. Тем более что моя больная дочка всегда стоит на первом месте, ведь она не может ни сказать, ни попросить. Мама Сергея рассказывала, что у них дома были животные, так она всегда говорила, что сначала надо накормить животных, тех, кто не может попросить, а потом остальных. Я запомнила ее слова, поэтому иногда Сергею приходится подождать, посидеть, вырабатывается терпение. С другой стороны, может быть, другая женщина и не вышла бы замуж за такого человека, а я имею опыт жизни с инвалидами, терпения хватает, поэтому и вышла за него.

Совет читателям

– Возможно, у кого-то из читателей подобная ситуация и они размышляют, как быть, где искать совета. Повторюсь, главный двигатель – любовь, если она есть, то тебе приятно все делать. Не думаю, что это так плохо и трудно – выйти замуж за инвалида, главное, чтобы была любовь. Я рассматриваю мою семью, как привилегию, мне больше нравится заботиться, отдавать, чем получать. У меня есть силы, чтобы послужить им, я реально чувствую присутствие Господа и я счастлива. Сейчас у людей паника, они чего-то боятся, а у меня в душе покой, Господь рядом.

Миссия Сергея

– Сергей начал ездить на миссию четыре года подряд, в этом году не получилось из-за пандемии, все отменилось. Он ездил в разные учреждения, не только к инвалидам, но и в дома престарелых, в университеты, колледжи, школы. Он ездил даже на линию фронта в Донбассе, примерно 250 мест посетил. Всюду он своим примером вдохновлял людей, возил подарки, график был плотный, каждый день от двух до четырех мест посещал. Я не могла быть с ним из-за ребенка, но с ним всегда были сопровождающие друзья, например, Даниил Брущенко, Алексей Будяк, Евгений Моргович. Это ребята из церкви нашей, а Даниил просто как ангел, он у меня Дариночку смотрит лучше всех, все изучил про нее по компьютеру, очень заботливый. Мне он, как сын. Я как-то ногу поломала, так он и костыли купил, и во всем помогал. Я очень благодарна Даниилу, он заботился даже о маленькой Даниэлке, когда я была в больнице.

Жизнь сегодня

Много лет на Земле не бывало чумы,
Потому засорились людские умы;
Вавилонские башни повсюду росли,
Миллионы себя возвели в короли.
Каждый греб под себя, чтобы башню возвесть,
Отвергая о Боге спасающем весть.
Обезумевший мир окунулся в чуму,
Потому что без Бога не выжить ему.
Так снимите короны, склонясь пред Христом,
В покаяньи найдя исцеление в Нем,
И исчезнет чума в песнях новых сердец,
Где живет Иисус, смертным страхам конец.

– Мама Мария и папа Фауст (необычное имя было выбрано в честь друга дедушки) сначала не понимали мой выбор, но сейчас очень привязались ко всем нам, ведь мы прожили уже 12 лет. Папа приходит, здороваются «кулаками» с Сережей, в шутку. Сергей помогает папе по компьютеру, мама помогает мне, чем может. Братья и сестры мои, кроме старшего, приняли нас как семью. Старшего брата я могу понять, он совсем недавно потерял жену, надеюсь, когда он оправится от потери, отношения наладятся. Все прекрасно, я радуюсь этому…
Коронавирус мы встретили одними из первых, еще в феврале, внучка принесла, мы очень сильно кашляли, как будто в легкие что-то попало, долго температурили, все трое. Дариночку я берегла, в маске заботилась о ней и держала ее в отдельной комнате, и она одна не заболела. Но мы и сейчас бережемся, потому что мало знаем об этом заболевании, а нашей Дариночке доктор удивляется, ведь подобные дети не выходят из госпиталя живыми: ее сердце, после инсульта и инфаркта, работает только на 10%. Я же не удивляюсь, я ведь медсестра, я знаю, как беречься. Прошу всех людей: соблюдайте правила, берегите свое здоровье и здоровье окружающих людей, особенно не очень молодых и слабых физически. Желаю на сегодняшний день прежде всего здоровья, надежды и веры!

+++

Когда больно, мы плачем и стонем,
гаснет свет, поселяя печаль,
чтобы жили в пещере бездонной,
забывая высокую даль.

Боль предательств наносит порезы,
будто сотни острейших ножей,
вглубь души проникает железо,
чтобы жизнь стала смерти мрачней.

Боль разлуки с любимыми гложет
страшно так, что дышать силы нет.
Раздирают сердца, словно кожу,
пытки многих крушений и лет.

Но проходит любое ненастье.
Улетает весною пурга.
Там, где раны зияли в несчастье,
вырастают любви жемчуга.

+++

Скажи мне три слова, пусть вспыхнут они,
как молния после июльского жара,
и с ливнем надежду мне в сердце вдохни,
что я не уйду вглубь подлунного шара.

Скажи мне три слова затертых до дыр,
но только они движут звезды и солнце,
без них обезумеет суетный мир,
в конвульсиях злобы предсмертной зайдется.

Скажи мне три слова – и жизнь полетит,
и небо покроется блеском алмазов,
и будет печаль навсегда позади.
«Тебя я люблю» – животворная фраза.

Комментарии:

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *